1000 р.

«При любом стечении обстоятельств
нужно творить красоту»

Возрождение русского стиля – это не единственное направление работы Анастасии Романцовой, чей бренд A LA RUSSE входит в пятерку ведущих российских марок одежды. Еще одно ее детище – демократичная линия ARnouveau, в которой дизайнер воплощает свое видение современного городского гардероба. NAME’S встретился с Анастасией, чтобы узнать, как ей удается совмещать классику и тренды и что происходит с красотой во время бума на безобразное.

Как вы, адепт красоты и аристократизма, относитесь к заполонившей подиумы гоп-эстетике?

Для меня мода является отображением того, что происходит в мире. Она на все очень остро и быстро реагирует, поэтому всегда интересно наблюдать, какие вещи входят в тренд. Мне кажется, если бы ситуация в мире была красивая, то дизайнеры, как очень чуткие антенны, не начали бы творить такие безобразные вещи, а финансовые директора не брали бы в свои компании дизайнеров, которые творят безобразие. Да и дизайнеры уже практически исчезли, а появились просто хулиганы. Я создаю свой некий микромир, который мне комфортен, но при этом не могу сказать, что он остается таким же нарядным, каким был раньше. У меня тоже происходят изменения, но они ни в коем случае не касаются уродства, потому что при любом стечении обстоятельств создавать в одежде не эстетичное — это вандализм.

Но кризис ведь иногда, наоборот, способствует прогрессу?!

Конечно, давайте подождем, он сейчас тоже поспособствует прогрессу! Когда мы остаемся без жирного финансирования, мы вынуждены работать на повышенных оборотах, поэтому считается, что дизайнер не должен быть сытым, чтобы делать креативные вещи. Но для того, чтобы появилось какое-то новое направление в моде или искусстве, должно пройти чуть большее количество времени, поэтому говорить о том, что кризис влияет на появление чего-то нового пока рано, если не считать глобальной тенденции появления уродливых форм на подиуме.

В связи с истерией по советскому стилю и эстетике девяностых, не появилось ли у вас желания обратиться к этим темам?

Есть потрясающая эстетика, которая называется конструктивизм, и к ней обращаться можно бесконечно долго, потому что она совершенна в своих линиях, пропорциях, деталях и узнаваемости. Мы к ней апеллируем в своей линии ARnouveau. Если говорить об эстетике девяностых, то, конечно, мы к ней не обращаемся, потому что для меня с визуальной точки зрения это самое неприятное, что происходило с женским гардеробом – трансформация красивого женского тела в ужасное. Опять же мы возвращаемся к тому, что сейчас модно быть некрасивым, поэтому в моду вернулись все эти дикие вещи.

Как вам удается сочетать классические и тенденциозные элементы в одежде?

Мы не стремимся в hot fashion, а базируемся на классическом понимании силуэта. Тенденции привносим деликатно и только с пониманием того, что нам это подходит. Какие-то тренды совпадают с моим пониманием прекрасного, и если я считаю, что они не ломают женскую фигуру, мы их оставляем, а те тенденции, которые, как мне кажется, просто издевательски относятся к такому прекрасному организму как женщина, мы отметаем.

Используете ли вы символы из русской культуры в коллекциях?

Русская культура – это огромная коробка конфет ассорти, когда никогда не знаешь, что внутри. Где начинается русскость и где заканчивается – понять очень сложно. Я выбираю то, что мне нравится: это могут быть русалки, птица Феникс, лебеди или павлины, а, может быть, олень, который тоже считается сильным древним символом. Есть очень опасная тематика с солнцеворотами и коловратами, которые у нас ассоциируются, к сожалению, с определенными вещами. Конечно, мы стараемся деликатно это использовать, но и потом женщина же не хочет на себе носить книгу «Орнаменты России 17 века» – это тоже не совсем правильно.

Интервью: Саша Карпова
Фотографы: Тата Сироткина